Как мы оказались в Свияжске.

- Марина Разбежкина, лет 30 назад, (в 80х годах это было), предложила поехать в замечательное место, Свияжск. Первое впечатление было – оглушительная тишина. Особенно после грохота Ракеты, еле слышен  плеск волн на берегу, шуршание гальки.  Никого, а те несколько человек, что приехали в ракете, куда-то тихо разошлись по деревне. Мы поднялись к высокому дому с колоннами.  

 

Азбукин Всеволод  Владимирович, главный хранитель музейных помещений, хороший знакомый Марины, радостно встретил нас и стал показывать все островные красоты. 

 

- Живописные, старые дома с палисадниками, огороды с мальвами, вётлы, деревянные лодки : всё душевно, живописно, ложись на зелёную травку, садись, пиши этюды, живи, отдыхай. Красота!

 

-  Захотелось остаться здесь хотя бы на время, на лето. Подошли к старому дому над обрывом, поздоровались с дядей Ваней, сидевшим на лавке под  деревом, поговорили и попросились пожить. Он предложил свободную комнату смотревшую окнами на Свиягу, на дорогу, поднимающуюся с берега.  Лучшего и душа не желала. Рисовать остров начал сразу. Здесь всё было настоящим,  жизнь с простыми заботами о хлебе, картошке, без суетной спешки. Тётя Тамара всегда радостно разговорчивая, дядя Вася с деревянной ногой, охотник и рыболов, все становились родными и знакомыми, как оказалось потом, совсем, навсегда.

 

Так мы и зажили в Свияжске. А когда не стало тёти Таи и дяди Вани, она же, Марина, подсказала дом, который не виден был с дороги, в глубине переулка, над обрывом, над Свиягой, дом Георгия Александровича Сметанина. Он продавался. Это уже было не везенье, а судьба. Теперь этот кусочек земли для нас стал домом. С некоторым испугом и удивлением обнаружил:  как только начинаю рисовать, получается Свияжск. В печёнках он у меня уже сидит. Не убежать, не забыть.